Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Идеальный шторм. Летний день в Адлере.

Отдых не задавался с самого начала. Отношения скользили по наклонной. Его постоянные "отъездки" и редкие "приездки" всё больше Её раздражали и напрягали. Ещё больше, чем собственная пахота на "два фронта", командование двумя отделениями в роддоме. Он уже понимал, что генералом, во всех смыслах, ему стать - "это вряд ли", и как всё изменить и "развернуть" - ответа для себя не находил. На очередное его появление в её жизни-борьбе - они запланировали две недели в Абхазии, может и три. Как за год до того. К хорошей надёжной приятельнице в Сухуме добавился его приятель "в квадрате", из Гудауты, которому он в Москве весной очень кстати подмог в небольшой неприятности "по жизни".
Невзгода набежала внизапна. Так как они были иностранцы, то в связи с изменившимися как раз тем летом обстоятельствами для Абхазии, пропуск по внутренним паспортам уже был невозможен. Загранник у неё с собой был. У него - увы. Ну да, проипал вспышку слева, как говорится. Вистов их взаимопониманию такой Разворот_над_Псоу отнюдь не добавил. Скорей, наоборот. Надо отдать Ей должное - продолжать поездку к морю и счастью, гордо удалившись с случайными, но более достойными попутчиками, пройдя первой погранконтроль, она таки не стала. И просто через час вернулась, пока он задумчиво лущил фундук. Встреча была тёплой... Невысказанное он услышал и без её слов :)
В принципе, всё оказалось, в расчётах на сильно-бюджетненький отдых, не столь и ужасно. Ну, кроме не-встречи с полюбившимися Ей год назад "джунглями" и иными плюсиками по ту сторону Псоу, в сравнении с Адлером-Сочи. После пары часов блужданий был найден в трёхэтажном коттедже в центре в паре кварталов от моря уютнейший номер, всего за 20 не-рублей в сутки. И всё было бы вроде и ничего - но усталостное, этакое, тлеющее напряжение - таки существовало и иногда давало себя знать, вырываясь вдруг клубом глупейшей склоки на ровном, казалось бы, месте.
Ходить далеко к Псоу, "в рыбхоз", было иногда лень, и поэтому они пляжем иногда вполне ограничивались в пяти минутах хода от коттеджа, на краю "городского". Тем более, что понырять с волноломов, или наперегонки погоняться "на спринт" от волнолома к волнолому - тоже ж чудово. Она когда-то плавала "на разряд" на спине, он любил брасс и немножечко кролил, под настроение... Иногда это бывало очень увлекательно! Не меньше, чем долгие спокойные плаванья вдаль и вдоль, рядышком.
Неделю погода хандрила и капризничала. Ветерки, дождики, волнения моря. Вообще он с детства обожал плавать "в волны". Как-то вот радовало - и сложность захода, рассчитать момент, и непростой выход, опять же подстерегая, вылавливая "тот самый момент"... Ну и вдвойне нравилось плавать вместе. Покачиваться на больших волнах. И охранять её покой, когда она лежала на воде, глядя в небо, отдыхая. Иногда мимо рулили куда-то деловые дельфины. Это каждый раз вызывало у Неё просто детский восторг. Он лишь видел скользнувшие тени рядом, и просто "просекал поляну" - дельфины добрые, друзья человека, но... лучше в обратном не убеждаться, тем более - неожиданно :)
В тот день "переменной облачности" волнение не было особо и большим. 2-3 балла, навскидку. Но волны шли накосяк, в узкий квадрат между молами, переливали через бетонные блоки - в сочетании с водорослью на бетоне - гремучая смесь, лучше по молу в такое время не ходить. Каток-зеркало, реально. Пару раз заходили вдвоём, плавали метрах в двухстах от берега, выходили н сразу, конечно - волны шли в "бухточку" совсем уж неприятно и "дёргано", под периодические шквальные порывы ветра. Время текло к сиесте. Внимание привлёк движ на молу. Трое мужичков что-то шумно выкрикивая суетились, бегая взад-вперёд и забавно падая, естественно, по очереди, с мола в море или на жопы на бетон. По счастью, ничего не ломая себе пока. Под молом покачивалось большое мужчинское тело, вяло пытающееся время от времени выкарабкаться на мол, в руки заботливых товарищей. Затея была явно без мазы, как говорится. Вылезти на беспредельно скользкий камень, да ещё подпинываясь и оттягиваясь довольно мощным прибоем - занятие так себе. И недолгое, относительно. При этом дядя попал в ловушку. Отплыть от мола он уже не мог, волна мерно била его об камень и оттаскивала на полметра-метр, чтобы тут же повторить этот отработанный морем до автоматизма приём "клиента" в разряд русалко.
Лезть в море не хотелось. Совсем. За предыдущие заходы почувствовалось усиление волн до "неприятного". Последний раз выходя через прибой - пришлось довольно долго ждать, потом выталкивать Её, и снова ждать, уже себе, возможности - бо утягивало и било у берега уже не по-детски. И за часа полтора - стало, пожалуй, море даже и похуже, чем. На грани с "совсем похуже". Помощи от пьяненьких суетящихся ожидать смысла не было. Бултыхаться оббиваемой о мол отбивной, уже совсем мало-мало двигающей конечностями, оставалось совсем недолго, и ожидать норотт с кругами, линями/верёвками - ну как бы было бы напрасно. Она стояла, как суслик у норки, напряжённо вглядываясь. Рефлекс доктора не позволял "забить" и "отпустить ситуацию". Она повернулась к Нему - блин, вот придурки. Он же утонет сейчас у них... Он вздохнул, встал и сделал шаг. Повернулся, увидев, как Она дёрнулась - Не лезь, а то я на тебя буду отвлекаться, лучше поможешь у берега потом. И побрёл к прибою. Не спешил он по простой причине - до волны, когда можно будет войти в прибой,оставалось ещё семь волн. Он так прикинул. Пока сидел на гальке и смотрел на пляшущих человечков, там на молу, и качаемое волнами тело. Ну и опять же - затея не нравилась, как-то вот.
Задача была проста - втиснуться между стенкой мола и телом и отпихивать, отпихивать тело дальше, дальше от этой ёпаной каменной боли, в море, разорвать это притяжение тюленя к камню, ну и потом "в более спокойной волновой обстановке" буксировать уже тушу (а тюлень явно тянул на больше 100 кг) к берегу. Малоприятно было находиться спиной к молу и принимать волны в терц, одновременно стараясь не бумкаться самому о "рифы". Прокладкой между тюленем и камнем. Отпихивая тюленя навстречу такому настырному сегодня морю. Но в общем получилось. Втиснуться в щель между... Полметра, метр, ещё немножко... Появился и товарищ по помогайству - грузноватый армянин подгрёб и сходу с полуслова уловил суть, что тело надо не на мол, а от мола оттягивать, в море. Тело уже совсем малошевелилось, тихо обречённо лишь переворачиваясь вбок-обратно вокруг продольной оси и грустно глядя пьяными невидящими (уже) воловьими глазами. Обдавая нехилым аль-кохольным выхлопом, ожидаемо. Дальше, в паре метров от моря, пошло уже веселее и легче. Буксировали к берегу уже вдвоём, ара за руку потягивая, а он - подталкивая то рукой, то ногой (о, простите, боги), откидываясь на спину на волну отдышаться, время от времени. Дотолкали. Побарражировали перед самой полосой прибоя, снова считая/ожидая ТУ волну... Пошли! Давайдавайдавайдавай! бо утащит нах обратно! и опять сначала!... хоп! есть! Вытолкнул ару вместе с тюленем "на буксире", сам уже не успел ногами поймать гальку, отступил с отдачей-волной в море... Закрутило... Вынырнул... Отгрёб чуток вдаль... Ох бля как же хорошооо... Спокойно-то как сразу... Человечки на берегу вбежали по колено в прибойное, помогли тащить тушу армянину, тот отошёл в сторону, опустился-растёкся на гальку пляжа... Тело вытащили на пару метров, Она наклонилась над тюленем, проверяя - живое ли оно... побежали за скорой, прыгали вокруг, шум, гам, пляж такой многолюдный сегодня, оказывается... Тело подавало признаки жизни. Ну слава богу. Вода сегодня - просто кайф, ласковая какая волна, как же здорово вот так вот, спокойненько, рассекать, подныривать, обволакиваться весь морем... Через несколько минут "заминки", поболтавшись всласть, он вышел на берег. Пара шагов. Встал рядом с Ней. И накатило. Болели все мышцы. Ощущение, что присядешь - и не встать... Неподалёку сидел, тяжеловато до сих пор дыша (лишние кило, да), тот армянин, рядом сидела, взяв его за руку, его спутница. Встретился с ним глазами. Улыбнулись, кивнули друг другу. Приятно помолчать с хорошим человеком, за компанию.
- Ты когда там был, под волну занырнул, поплыл... Мужик подошёл, говорит "Как это вы мужа своего отпустили туда, в такое? Я не поняла сначала, о чём он. Как это, чтобы Ты - не пошёл.".
Десять лет позади. Её глаза, когда она стояла там, на берегу, вытянувшись в свои "полтора метра с кепкой", напряжённо глядя и удерживаясь с трудом на месте, кусая губы. Её слова. Хороший день.

Итог Лучшего

Насчёт мнений о громадном значении ЧМ в плане "формирования позитивного облика страны", типа того - моё мнение: всем ТАМ - насрать. Спадёт волна блаблабла в СМИ про "лучший чемпионат", и будет ровно то же, что и с ОИ Сочинскими. "... но Россия должна..." Не пройдёт и года. Сама доля туристов, например - мизерная в общем океане избирателей зарубежья, чьё мнение может быть как-то важно, более-менее, и учитываемо руководством их стран. Тем более, когда основная часть туристов - из стран "третьего мира". Их мнение вообще никого не будет интересовать, из власть предержащих. Ситуация, вопреки старческим половым фантазиям руководства страны - ровно крыловская: А Васька слушает, да ест! Примеры продолжения старой пестни уже прилетели. Можно сколько угодно не опаздывать на свидания к трампам, дарить им хоть сетку мячей и билетов на электричку в СПБ - всё продолжится своим чередом. Спортболтовня не имеет никакого, увы, значения в мире, кроме развлечения масс. Проверено десятилетиями. При формировании государственных политик - рулят классовые и экономические, соответственно, интересы. А не конкурсы, кто лучше накормит, напоит, рассмешит, отсосёт туристам. Президент Хорватии останется проамериканской левреткой с сиськами, а Макрон останется пустой вывеской, соответственно. Как и Бах. Независимо от того, насколько близко к ним кто-либо будет сфоткан, и насколько радостно им при этом будет. Олимпиада умничек ничему не научила. ЧМ и вовсе введёт в блуд (ошибочное восприятие действительности и ошибочное, соответственно, поведение на базе такого восприятия). Такое ощущение.

Мир абажуров.

режиссёр и актёр Хабенский о своём герое фильма "Собибор":
"Мне было важно показать момент перелома, превращения из советского человека в человека нормального. В чем отличие? У советского общественное стоит превыше личного. Но, пройдя через ужасы и боль, офицер обращает внимание на женщину, которая его любит. И вот в пиковой сцене - во время вечеринки в лагере, где над заключенными издевались, где их убивали, - Печерский превращается в человека нормального. Это такая страшная ночь рождения нового мира. Когда уже приперло и отступать некуда. И когда он признается в любви женщине, что несвойственно советскому человеку в погонах, у него за спиной появляются крылья. И это дает какую-то легкость в тяжелом решении о побеге..."
Больной мозг ОтмиралЪя так ничего и не понял, и понять не в состоянии в принципе.

p.s. Кстати, история о неземной любви в концлагере, Печерского и его "дамы сердца", достаточно интересна и неоднозначна, как говорится. Если не сказать - мутноватая. По версии Печерского и нескольких уцелевших боевых товарищей, ему подобрали девушку для встреч для маскировки и связи с подпольщиками других бараков/отрядов. Девушка Люка, по их разноречивой версии, была голландкой, в лагерь попала со своей матерью. Ну и обладала относительной свободой передвижения и мотивированностью встреч с различными мужчинами лагеря. Так как администрация и персонал лагеря ничего против этих встреч не имели, судя по всему, и вопросов у них не возникало. Что как-бы намекает на функциональные обязанности, исполнявшиеся девушкой в лагере :) Ну так вот... При проверке показаний Печерского при прохождении соответствующей проверки - в конце концов выяснилось, что никакой 18-летней голландки Люки в лагере не было. Никаких следов ни в Голландии, ни в документах немецкого учёта. Под описание же подходила - немецкая еврейка Гертруда Попперт, 29 лет, не из Гамбурга, как она "доверительно" сказала вроде Печерскому, а из Дортмунда. Отец, Антон Шёнбрунн, никакой не "воин-интернационалист, преследуемый нацистами", а немец, член НСДАП, всю войну до смерти в конце 1944го проведший в Дортмунде же, где у него был бизнес. В лагере, что в общем-то добавляет оттенка вкуса в историю, она находилась не с матерью и братьями (как вроде рассказала Печерскому). А - с мужем... Тоже беженцем из Дортмунда в Амстердам после Хрустальной ночи, и его братом (до осени 1943го уже убитом). Муж её, Вальтер Попперт - был бригадиром лесорубов, то есть вроде как начальником бригады Печерского :) И да - Печерский показал, что в побег он её с собой не взял. "Не смог найти.". И в побеге её никто из уцелевших (в том числе три женщины из женского барака) не видел. В немецких документах на пойманных/найденных (с помощью местных поляков, в том числе) и на уничтожение оставшихся в лагере -она тоже отсутствует. А вот муж вроде вечером того же дня (по немецким документам - через две недели после восстания) был таки расстрелян, при ликвидации лагеря.
Попала супружеская пара в Собибор действительно из Амстердама через пересыльный лагерь Вестерорк, как и остальные "голландские" евреи, после ареста в конце апреля 1943го, в мае 1943го. В июне и августе Гертруда и отправила отцу в Дортмунд две открытки, в которых написала, что жива-здорова, типа, и работает в крольчатнике.
В общем, такое впечатление, что непонятную девушку (да, она в крольчатнике работала - по крайне мере, так писала отцу, и так представилась Печерскому) не взяли в побег, неспроста, так сказать, и не случайно. Как и не волей обстоятельств диктовалось равнодушие администрации к деятельности готовивших побег. Есть чуйка, что немецкий "опер" полагал, что "держит руку на пульсе", и "всё под контролем, герр комендант!", выжидая для выявления более полного состава активных участников заговора. Что-то типа того. Но его мыслю ребята таки вычислили. Причём на достаточно раннем этапе (не давая оперу сложить достаточно цельной, удовлетворяющей его, картинки - для перехода к ликвидации заговора). Другим чем-то обьяснить то, что Печерский "не нашёл" перед побегом свою даму сердца - обьяснить у меня не получается.

p.p.s. Про "перестать быть советским офицером": по свидетельству одного из активных участников побега, Хаима Поврозника из Холма, пленного солдата польской армии: - ... Сашка крикнул:
- За Сталина, ура!" :)
Сам Печерский, о самопозиционировании, так сказать: при прорыве он с группой красноармейцев, кто имел оружие, некоторое время вёл перестрелку с охраной, прикрывая бегство других заключённых. "... Кто-то ко мне обратился: — Товарищ командир! Пора отходить. Какой внутренней радостью откликнулись во мне эти слова «товарищ командир», которых я давно уже не слышал."
Ну и в общем его авторитет в лагере, как и первоначальный интерес со стороны подпольного актива - был как к советскому боевому офицеру. Что было как бы визиткой.

p.p.p.s. Самый прикол - это то, что Печерский, для того чтобы бежать, именно был советским офицером. Держался, как советский офицер. Хотя сам он был достаточно далёк на практике от боевого опыта, так сказать. Два года срочки за 7 лет до войны, и призыв с должности инспектора хозчасти института (и руководителя художественной самодеятельности) техником-интендантом в штаб армейского артполка, на должность делопроизводителя. Боевого опыта он в общем, и какой-то особой подготовки - он не имел. Но сумел достаточно уверенно держаться, производить впечатление, и кроме того - дельно распорядиться, когда пришло его время.
Насколько Рутгер Хауэр достаточно органично в фильме начала 90х "Побег из Собибора" ближе к реальному Печерскому - настолько Хабенский ближе к говну в проруби, со своим "виденьем художника".