alex_bir (alex_bir) wrote,
alex_bir
alex_bir

Categories:

Мир абажуров.

режиссёр и актёр Хабенский о своём герое фильма "Собибор":
"Мне было важно показать момент перелома, превращения из советского человека в человека нормального. В чем отличие? У советского общественное стоит превыше личного. Но, пройдя через ужасы и боль, офицер обращает внимание на женщину, которая его любит. И вот в пиковой сцене - во время вечеринки в лагере, где над заключенными издевались, где их убивали, - Печерский превращается в человека нормального. Это такая страшная ночь рождения нового мира. Когда уже приперло и отступать некуда. И когда он признается в любви женщине, что несвойственно советскому человеку в погонах, у него за спиной появляются крылья. И это дает какую-то легкость в тяжелом решении о побеге..."
Больной мозг ОтмиралЪя так ничего и не понял, и понять не в состоянии в принципе.

p.s. Кстати, история о неземной любви в концлагере, Печерского и его "дамы сердца", достаточно интересна и неоднозначна, как говорится. Если не сказать - мутноватая. По версии Печерского и нескольких уцелевших боевых товарищей, ему подобрали девушку для встреч для маскировки и связи с подпольщиками других бараков/отрядов. Девушка Люка, по их разноречивой версии, была голландкой, в лагерь попала со своей матерью. Ну и обладала относительной свободой передвижения и мотивированностью встреч с различными мужчинами лагеря. Так как администрация и персонал лагеря ничего против этих встреч не имели, судя по всему, и вопросов у них не возникало. Что как-бы намекает на функциональные обязанности, исполнявшиеся девушкой в лагере :) Ну так вот... При проверке показаний Печерского при прохождении соответствующей проверки - в конце концов выяснилось, что никакой 18-летней голландки Люки в лагере не было. Никаких следов ни в Голландии, ни в документах немецкого учёта. Под описание же подходила - немецкая еврейка Гертруда Попперт, 29 лет, не из Гамбурга, как она "доверительно" сказала вроде Печерскому, а из Дортмунда. Отец, Антон Шёнбрунн, никакой не "воин-интернационалист, преследуемый нацистами", а немец, член НСДАП, всю войну до смерти в конце 1944го проведший в Дортмунде же, где у него был бизнес. В лагере, что в общем-то добавляет оттенка вкуса в историю, она находилась не с матерью и братьями (как вроде рассказала Печерскому). А - с мужем... Тоже беженцем из Дортмунда в Амстердам после Хрустальной ночи, и его братом (до осени 1943го уже убитом). Муж её, Вальтер Попперт - был бригадиром лесорубов, то есть вроде как начальником бригады Печерского :) И да - Печерский показал, что в побег он её с собой не взял. "Не смог найти.". И в побеге её никто из уцелевших (в том числе три женщины из женского барака) не видел. В немецких документах на пойманных/найденных (с помощью местных поляков, в том числе) и на уничтожение оставшихся в лагере -она тоже отсутствует. А вот муж вроде вечером того же дня (по немецким документам - через две недели после восстания) был таки расстрелян, при ликвидации лагеря.
Попала супружеская пара в Собибор действительно из Амстердама через пересыльный лагерь Вестерорк, как и остальные "голландские" евреи, после ареста в конце апреля 1943го, в мае 1943го. В июне и августе Гертруда и отправила отцу в Дортмунд две открытки, в которых написала, что жива-здорова, типа, и работает в крольчатнике.
В общем, такое впечатление, что непонятную девушку (да, она в крольчатнике работала - по крайне мере, так писала отцу, и так представилась Печерскому) не взяли в побег, неспроста, так сказать, и не случайно. Как и не волей обстоятельств диктовалось равнодушие администрации к деятельности готовивших побег. Есть чуйка, что немецкий "опер" полагал, что "держит руку на пульсе", и "всё под контролем, герр комендант!", выжидая для выявления более полного состава активных участников заговора. Что-то типа того. Но его мыслю ребята таки вычислили. Причём на достаточно раннем этапе (не давая оперу сложить достаточно цельной, удовлетворяющей его, картинки - для перехода к ликвидации заговора). Другим чем-то обьяснить то, что Печерский "не нашёл" перед побегом свою даму сердца - обьяснить у меня не получается.

p.p.s. Про "перестать быть советским офицером": по свидетельству одного из активных участников побега, Хаима Поврозника из Холма, пленного солдата польской армии: - ... Сашка крикнул:
- За Сталина, ура!" :)
Сам Печерский, о самопозиционировании, так сказать: при прорыве он с группой красноармейцев, кто имел оружие, некоторое время вёл перестрелку с охраной, прикрывая бегство других заключённых. "... Кто-то ко мне обратился: — Товарищ командир! Пора отходить. Какой внутренней радостью откликнулись во мне эти слова «товарищ командир», которых я давно уже не слышал."
Ну и в общем его авторитет в лагере, как и первоначальный интерес со стороны подпольного актива - был как к советскому боевому офицеру. Что было как бы визиткой.

p.p.p.s. Самый прикол - это то, что Печерский, для того чтобы бежать, именно был советским офицером. Держался, как советский офицер. Хотя сам он был достаточно далёк на практике от боевого опыта, так сказать. Два года срочки за 7 лет до войны, и призыв с должности инспектора хозчасти института (и руководителя художественной самодеятельности) техником-интендантом в штаб армейского артполка, на должность делопроизводителя. Боевого опыта он в общем, и какой-то особой подготовки - он не имел. Но сумел достаточно уверенно держаться, производить впечатление, и кроме того - дельно распорядиться, когда пришло его время.
Насколько Рутгер Хауэр достаточно органично в фильме начала 90х "Побег из Собибора" ближе к реальному Печерскому - настолько Хабенский ближе к говну в проруби, со своим "виденьем художника".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment